мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   

Новые публикации

11.08.2013 | После поэта. Михаил Анищенко

Автор: Сергей Арутюнов

Одной из причин бесчеловечного отношения к поэтам в России является завистливое знание о том, что стихами мостится дорога в вечность.
Чем более жестоко обходятся с поэтом, непосильными испытаниями и читать дальше...


30.07.2013 | Александр Брятов. «Насекомое лето»

Автор: Елена Сафронова

Александр Брятов. Насекомое лето. — М., «Ателье вентура», 2010.

Поэт Александр Брятов — яркий представитель новой творческой популяции: виртуальный поэт. В своем творческом становлении он прошел вс читать дальше...


20.07.2013 | О динамике литературы

Автор: Евгения Вежлян

В последние годы прошедшего десятилетия карта поэзии менялась под влиянием единственного экстралитературного фактора, поэзией признаваемого, — орудовало само время: один за другим умирали поэты — в ра читать дальше...


Андрей Новиков.







Сергей Соловьев «Здравствуй, читатель. Не береги себя»

обсудить

9 сентября, в рамках программы XXXVIII Московской международной книжной выставки-ярмарки состоится презентация антологии «Фигуры речи», выпущенной издательством «Запасный выход». Редактором и составителем ее выступил известный поэт и прозаик Сергей Соловьев. Мы встретились с ним в предпоследний день августа в клубе «Дума». Сергей только что вернулся из Мюнхена, где провел последние два месяца; изданная книга лежит перед нами, мы по очереди листаем ее, она получена из издательства всего за пару часов до этого.

Как родилась идея создать антологию «Фигуры речи»?

Эта идея то и дело всплывала у меня на протяжении последних десяти лет. Но, видимо, не находилось стечения всех обстоятельств, чтобы войти в реальность. А около года назад у меня состоялся разговор с изумрудным реликтовым человеком Сережей Шумейкиным. Он работает в сфере бизнеса и, будучи литератором и философом, помогает многим прекрасно безумным проектам, в том числе такому издательству свежего ветра как «Запасный выход – Emergency Exit». Вот в разговоре с ним я проговорил свою идею, что вот если бы запустить такой небесный кораблик литературы, в который собрать бы ряд авторов, представляющих русскую художественную словесность сегодня. Десять-двадцать авторов - от силы, потому что иначе - число, а не чело. Конечно, субъективно избранных. Будь это выбор другого - были б другие имена и другая лодка. И вот по прошествии года книга родилась.

То есть это попытка дать срез современной русской литературы исключительно на твой взгляд?

Не просто срез. Срез верхнего, очень тонкого слоя, невидимой, или почти невидимой сегодня литературы. Речь как искусство дыхания, его каллиграфия. В Индии есть такие страшные люди (смеется), их называют агори. Индусы обходят их десятой дорогой. Агори работают с энергией смерти («а» - означает против, сквозь, «гори» - смерть). Они всегда одиночки. Их можно встретить на вершинах гор, на семитысячниках. Они, например, с легкостью меняют температурный режим тела, сидя на этих вершинах при температуре минус сорок и посылая в небо трассирующие фонетические мантры. А потом они самостоятельно выходят из жизни, из так сказать натурального обмена. Дематериализуя себя, на глазах очевидцев превращаясь в светящийся сгусток энергии и разрывая этот сгусток на две горящие капли – одна с шипением гаснет на земле, другая уносится в небо. Я их видел, когда был в Гималаях... Так вот я хотел собрать в каком-то смысле таких «агори литературы». Тех, кто движется без оглядки на то, какое тысячелетие на дворе, говоря по Пастернаку. У каждого из них своя пластика, свои температурные режимы. Единственное, что их объединяет, на мой взгляд, это не серийная, а ручная работа с письмом и предельное внимание к самой речевой субстанции, что сейчас во многом утрачено – в век силикона, цинизма и тиража.

Что это за авторы?

Авторов в книге тринадцать. Так получилось, я не стремился к символике чисел. А с другой стороны, их двенадцать и в то же время четырнадцать. Один из авторов – это автор-кентавр - мужчина и женщина, их диалог. Это Александр Уланов и Галина Ермошина. Четырнадцатый автор – музыкант Леонид Федоров, пластинка которого с названием «Введенский» - внутри книги. Это музыкальная композиция на стихи Александра Введенского из «Серой тетради». А из «тетради» взят, на мой взгляд, вершинный текст не только самого Введенского, но и один из самых высоких в русской поэзии.

Расскажи об остальных авторах. Почему были отобраны именно они.

Первым в книге (авторы в ней представлены по алфавиту) - Шамшад Абдуллаев. Он лидер так называемой ферганской школы. В его письме будто бы нет звука, он пишет временем, работая с очень интересной и сложной оптикой внутри фразы. Это длинный-длинный кинокадр с многослойными экспозициями. И не одна из них не настаивает на первенстве, первородстве. Высказывания лишь сопредельны и сопричастны друг другу. Он один из немногих в русской литературе, кто способен плыть вверх по течению времени речи, не давая ей стечь в окостенение затона.
Один из модулей, заложенных в основу этого издания – это феномен прозы поэта. В книге две трети прозы - поэтов. От вошедшего в обиход уничижительного (или дренажно отводящего в сторону) оттенка в этом словосочетании пора избавиться. Набоков – это проза поэта, Джойс, Пруст, Мандельштам...
Далее. Юлия Идлис – очень молодая и уже довольно популярная в Москве поэтесса. Она очень разная, пока в пути и еще неясно, чем это обернется, но парус наполнен хорошим ветром. Она – самая молодая из представленных в книге авторов.
Другой возрастной край – мэтры: Андрей Битов и Виктор Соснора. Остальные – среднее поколение с сильным разбросом от 30 до 50-летних. Из тридцатилетних я бы особо обратил внимание на Александра Иличевского. Он написал несколько книг прозы, стихов, а на повести «Ай-Петри», которая опубликована в «Фигурах речи», у него произошел мощный прорыв. Редкое сочетание предельно метафоричного письма с вязко-динамичным сюжетом, то есть, то, что называется «коня и трепетную лань», и телегу катить нарративную, и схватывать этот «ворованный воздух», о котором говорил Мандельштам.
Андрей Краснящих из Харькова – очень интересный автор, очень разный. Вещь, которую я взял в книгу, очень характерна как пример узорчатого письма ручной выделки.
Илья Кутик, поэт, которого относили к метареалистам, теперь преподает в Чикагском университете и пишет книгу «Сюжеты», из которой и взят фрагмент. Любопытный эксперимент: как если бы Элиот или Паунд пересказывал бы школьный материал... Такие добровольные вериги, эпитимия метафориста...
Андрей Левкин. Ну... его знают. Ангелы. Ими он, похоже, и пишет. Здесь у него вещь, которая называется «Исследование невозможности щастья». Это его оранжево-киевский опыт работы в области политтехнологий... по-левкински.
Алексей Парщиков, выступающий на сей раз в сфере платоновых диалогов. Сидя на завалинке в Кельне он беседует с Игорем Ганиковским, художником. Это беседа о литературе и живописи. Каждый пытается спровоцировать другого на высказывания о цвете в литературе и о литературе в живописи.
Аркадий Драгомощенко. Сны языка, что еще скажешь. Медиум треугольника: Питер – Деррида и Ко. – калифорнийская языковая школа. Пишет снегом, пробелами, свеченьем.
Маргарита Меклина. Ласточкино, неуравновешенное письмо, странные траектории. Один из периодов ее речи, на мой взгляд, восходящий – в книге.
Виктор Соснора (послесловие). «Король лир» русской литературы, ее вершина, шпиль - самая острая и провоцирующая ее точка. Думаю, должно пройти немало времени, чтобы увидеть и оценить эту фигуру. Шире Соснора будет, надеюсь, представлен во втором выпуске «Фигур речи».

То есть, будет продолжение?

Да. Сейчас перед нами лежит первый выпуск, а вернее первая книга «Фигур речи». «Периодическая книга» - я бы хотел ввести такой термин по отношению к этому изданию.
В первом выпуске я пошел по пути абсолютного нон-прагматизма. Мало того, что это довольно рафинированное чтение для узкого круга, выходящее при том оглушительным тиражом в 2000 экземпляров, учитывая, что издательство «Запасный выход» позиционирует свои книги, как распространяемые исключительно внутри Садового кольца, так вот мало этого: я еще сузил и без того узкую тропу, собрав для первого выпуска самые медленные, глубоководные тексты. То есть для читателя развлекательной литературы это будет довольно мучительно. Этот «донный» уровень жизни речи, где химерные ее моллюски общаются световыми сигналами... В следующем выпуске я думаю чуть расширить диапазон – в сторону поверхности. У первого тома подзаголовок «Замок» - это одновременно и несколько замкнутое, и несколько призрачное сооружение. А вдали мерцают некие огни. Они более реальны. И вот следующий том будет «огни». 25-30 авторов, разных, то есть у читателя будет выбор.

Автор, о котором еще ничего не сказано, это ты сам. Расскажи о своих творческих планах.

Этим летом в издательстве «Зебра» у меня вышла книга. Это мой первый роман, он называется «Аморт». В этом же издательстве готовится следующая книга, которая выйдет к концу года – это «Крымский диван». И в «ОГИ» - книга избранных стихотворений.
А в «Фигурах речи» у меня цикл коротких новелл. О женщинах в крымском межсезонье.

Книга издана и совсем скоро появится на прилавках магазинов. Что ты ждешь от читателя?

Теперь я должен сказать, что у меня нет никаких ключей к этой книге. И как она будет воспринята – и не гадаю. Как-то она слишком не к сегодняшнему дню обращена, не к силиконовому. Тем не менее, книга есть и, я надеюсь, будет прочитана, - этого, полагаю, достаточно.
В аннотации к книге сказано: «Глядя на сегодняшний литературный макдоналдс, поневоле думаешь: а может ее и нет - современной русской художественной литературы? Или она, укрывшись от женихов, всё ткёт и распускает время письма, - Пенелопа словесности? Или же дело в нас, зашоренных искусственным освещением, а звезды стоят в небе - незримы? "В России ненавидели поэтику, точнее, артистизм", В.Соснора. Прекрасное - трудно, сказал Платон. Предлагаемый альманах, точнее - периодическая книга, не ставит перед собой амбициозных задач. Еще один взгляд - разумеется, субъективный.
Здравствуй, читатель. Не береги себя».

обсудить




мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   
© 2005-2011 «Всемирная Литафиша»       о проекте  реклама  сотрудничество


Rambler's Top100