мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   

Новые публикации

11.08.2013 | После поэта. Михаил Анищенко

Автор: Сергей Арутюнов

Одной из причин бесчеловечного отношения к поэтам в России является завистливое знание о том, что стихами мостится дорога в вечность.
Чем более жестоко обходятся с поэтом, непосильными испытаниями и читать дальше...


30.07.2013 | Александр Брятов. «Насекомое лето»

Автор: Елена Сафронова

Александр Брятов. Насекомое лето. — М., «Ателье вентура», 2010.

Поэт Александр Брятов — яркий представитель новой творческой популяции: виртуальный поэт. В своем творческом становлении он прошел вс читать дальше...


20.07.2013 | О динамике литературы

Автор: Евгения Вежлян

В последние годы прошедшего десятилетия карта поэзии менялась под влиянием единственного экстралитературного фактора, поэзией признаваемого, — орудовало само время: один за другим умирали поэты — в ра читать дальше...


Периодика

Современная поэзия, № 2, 1 июня 2007

возврат в оглавление номера

Перевод Семена Беньяминова

Эл Жолинас, Стивен Доббинс, Лоуренс Рааб, Джек Грейпс

. . .



Эл Жолинас

Внимая аккордеону

Идея его, в лучшем случае, безвкусна.
Неуклюжий ветрогонный ящик,
миниатюрное пианино с одной стороны,
выступающие пуговки Брайля - с другой.
Меха, как пародия на дыхание,
как какой-то медицинский аппарат
из больничной палаты викторианской эпохи.
Гротескная поэма в трёх измерениях,
вещь туда-сюда в стиле рококо.
Однажды я водрузил аккордеон себе на грудь,
и сразу же оказался откинутым назад, на каблуки;
подбородок кверху, спина изогнута,
как у тореадора или танцора фламенко.
Я являл собой неслыханное противоречие:
цыган в аспирантуре.
Ах, при всём при том, мы находим присутствие души
в самых неожиданных местах.
Однажды в чешском ресторане на Лонг-Бич
античный аккордеонист подошёл к нашему столику
и сыграл старое, излюбленное: "Очи чёрные",
"Танец с саблями", "Прекрасная испанка";
и сквозь все эти клише ярко пел его дух:
казалось, будто аккордеон парит в воздухе,
и дух покачивается в невесомости позади него:
глаза закрыты, снова - в Праге
или в затерянной деревне его детства.
Какой-то миг парили мы все, весь ресторан:
посетители, ножи и вилки, рюмки с вином,
жертвенная рыба на блюдах.
Всё было чисто и вечно и хрупко подвешено,
как витраж в уцелевшей стене
разбитого бомбами собора.


Как читать стихи

Подойдите к этому так,
как сыщик подходит к обнаруженной
на пустынном пляже на рассвете
груде одежды.
Медленно обойдите вокруг.
Переберите предметы одежды один за другим.
Будьте полицейским: задавайте вопросы.

Если имеются карманы, исследуйте их.
Владелец не заметит.
Он, наверное, мёртв.
Имеются драгоценности?
Поддельные? Настоящие?
Обнаружены следы на песке -
посмотрите, куда они ведут.
Если - к воде, не делайте поспешных выводов.
Пусть ваши люди пройдутся вдоль пляжа,
в обе стороны, в поисках следов - из воды.

Имеется нижнее бельё?
Груда одежды на пляже,
которая включает нижнее бельё,
сразу вызывает подозрение.
Это может быть неаутентичная груда.

При наличии белья, исследуйте его внимательно.
Не надо испытывать ни смущения, ни отвращения
при виде пятен.
Если обнаружатся пара мужских трусов и бюстгальтер,
будьте начеку: это подозрительно.
Тут может быть - подлог.
Помните: здесь нечто большее,
чем может увидеть невооружённый глаз.

Изучайте этикетки, но делайте собственные выводы
осмысленно, проницательно.
Следите за нестандартным покроем,
за необычной комбинацией: Роберт Холл и Флоршейм,
складчатые брюки, ковбойские сапоги,
галстуки, бейсбольные кепки.
Все эти предметы указывают на характер,
склонный к немалым причудам.

Всегда помните своё основное заключение:
судить о человеке по одежде - можно,
но только тогда, когда он носит её.
Пока вы изучаете его одежду,
владелец, возможно, скользит на гребне волны
в двадцати милях от берега,
усмехаясь и скандируя своё новое имя.


При идеальных условиях

скажем на самом плоском месте Северной Дакоты
в непроглядную безлунную ночь
ни дыхания ветра

человек зажжёт свечу
затем уйдёт прочь
то и дело оглядываясь

отойдя на семнадцать миль
учитывая что условия остаются идеальными
он всё ещё будет видеть пламя

где-то между семнадцатой и восемнадцатой милей
свет исчезнет

если бы он двигался вспять
он засёк бы точное место
где исчезает пламя

он мог бы ступить вперёд и увидеть его снова
вперёд назад
от тьмы ко свету от света ко тьме

как называется то место где свет исчезает?
где свет появляется снова?
не говорите мне о фотонах
о глазном хрусталике
об отражении и преломлении
не говорите мне о ста восьмидесяти шести тысяч
миль в секунду и о теории относительности

всё что я знаю
место где появляется и исчезает свет
это то место где мы живём


Стивен Добинс

Молочный поросёнок

Семья решает отметить событие.
Это не то день выпуска, не то день рождения.
Отец покупает молочного поросёнка -
достаточно и для жены, и для шестерых детей
да ещё и остаётся кое-что для почётного гостя.
Отец не знает, как заколоть поросёнка,
но он встречает в баре парня, который говорит:
"Не беспокойся: я заколол сотни поросят".
Это молодой человек с широкой улыбкой.
В день торжества парень является ранним утром.
"У меня нет ножа", - заявляет он.
Он берёт кухонный нож и начинает точить его на камне.
Он точит нож и глотает бренди.
Поросёнок носится по дому.
Дети надели ему голубой капор на голову
и повязали голубой бант на шею.
Поросёнок полагает, что он выглядит франтом.
Он позволяет детям кормить себя печеньем
и кататься на себе верхом.
Парень-с-улыбкой продолжает пить и точить,
пить и точить. Приближается полдень.
"Почему бы тебе не приступить к делу?" - говорит отец.
Поросёнок просовывает голову в дверь и стремглав убегает.
Парень глотает ещё бренди. Уже около полудня.
"Не пора ли заколоть поросёнка?" - говорит отец.
Он хочет покончить с этим.
Парень угрюмо оглядывает хозяина
и весь его чистенький домик.
Он встаёт на ноги, покачиваясь взад и вперёд.
"Да, ты пьян!" - говорит отец.
Молодой человек сжимает нож.
"Не настолько пьян, чтобы не заколоть поросёнка!"
Пошатываясь, он выходит из кухни.
"Где этот сукин сын - поросёнок?" - кричит он.
Поросёнок - в детской, на верхнем этаже.
"Я готов! - восклицает парень. -
Теперь я, наверняка, готов!"
Он взбирается по лестнице в детскую комнату.
"Ах, ты потаскун!" - кричит он.
Он бросается на поросёнка и вонзает нож ему в ногу.
Поросёнок пронзительно визжит.
"Не здесь! - кричит отец. - Его надо заколоть снаружи".
Перепуганный поросёнок носится с визгом по комнате,
кровавя ковёр. Голубой капор съехал на один глаз.
"Ах ты паскудник!" - кричит парень.
Он бросается на поросёнка и вонзает ему нож в плечо.
Дети ревут. Отец кричит.
Парень гоняется за поросёнком по всему дому.
"Ах, ты потаскун; ах, ты жидёнок из рода поросят!"
"Не здесь, не здесь!" - кричит отец.
Он знает правила, знает, где нужно заколоть поросёнка.
Для поросёнка это - кошмар. Голубой капор съехал
на оба глаза, и он почти ничего не видит.
Он непрерывно визжит. Нет в мире более жуткого визга.
Как будто вам брызнули в лицо кипящее сало.
В конце концов, парень загоняет поросёнка
в прачечную. Он бросается на него.
"Ах ты негритёнок из рода поросят!" - орёт он.
Он вонзает нож в поросёнка ещё и ещё.
Дети стоят в дверях и плачут. Отец плачет тоже.
Жена укрылась в спальне.
Каким потрясающим оказалось это торжество.
Наконец, поросёнок - мёртв.
Парень держит его за за задние ноги.
Он снова улыбается.
"Это заколотый поросёнок!" - возглашает он.
Он, наверное, проткнул его двести раз.
Поросёнок похож на кусок швейцарского сыра.
Парень несёт поросёнка на кухню и начинает разделывать его.
Затем он помогает приготовить его.
Весь вечер дом наполнен удивительным запахом.
Дети прячутся в спальнях.
Отец и мать скребут и скребут, отмывая кровь.
Наконец, поросёнок готов.
Это торжество: не то день выпуска, не то день рождения.
Дети отказываются спуститься вниз.
Отец и мать не чувствуют себя голодными.
Парень сидит за столом один.
Ему прислуживает соседская девчонка,
которую позвали на помощь.
Он ест и ест. "Вкусно, - говорит он. -
Нет ничего вкуснее молочного поросёнка".
Он пьёт вино и улыбается.
Он набивает утробу нежным мясом молодого поросёнка.
Поздно вечером он всё ещё ест.
Дети уложены спать, родители тоже в кровати.
Отец лежит на спине и слушает песни:
охотничьи песни, походные песни,
песни о странствиях в неведомых краях,
песни о мщении и победе.


Лоуренс Рааб

Фатальная ошибка киллера

При сомнении откройте дверь человеку
с револьвером в руке.

Раймонд Чандлер


Он входит в дверь
с большим револьвером в руке.
Он говорит: "Никто - никуда!"
Никто и не двинулся.
Никого даже нет, кроме меня
и этой бутылки виски,
и я привык к неподвижности.

Он требует ответить, где жемчуг, -
он знает, как заставить меня говорить...
Тем не менее, я ничего не знаю
ни о жемчуге, ни об Амбале, ни о мистере R
и ни разу в жизни не бывал в штате Орегон.

Возможно, я вру, в чём он уверен,
хотя, как я понял, он пристрелит меня
в любом случае.

Возможно, я сказал: " Что вас удерживает?"
Наверное, я как раз прикончил виски,
которое третьего сорта, но эффективно.

К тому же, как вы поняли,
я временно укрылся под маской,
которую позже можно было бы
или нельзя было бы разоблачить.
Главное в этой истории то,
что завтра детективом
будет обнаружен труп.

Я также подобно Доктору
перевернул три страницы с конца,
где поверить мне было даже труднее,
чем сейчас, когда я ещё должен
пройти через эту смерть.

"Здесь должна бы быть связь, -
говорю я ему. - Всегда есть.
И было бы не лишним устранить свидетеля,
покончить с работой и смыться из города".

Револьвер бродит по комнате.
"Послушайте! - говорю я ему. -
Всякое может случиться.
Но это может стать фатальной ошибкой.
Вы ведь знаете не хуже меня".

Трубка глушителя повернулась в мою сторону.
Я представил палец на спусковом крючке,
звук, как будто кто-то кашлянул
над потолком, в старом здании,
и сейчас одинокая пуля
повиснет в воздухе между нами.

Вы можете спросить: "А на что ты надеялся?"
И я должен ответить: "Только на это.
Ничего, кроме этого".


Джек Грейпс

Я обожаю свои стихи

Я люблю свои стихи
больше всех остальных.
Я цитирую из них
при каждом удобном случае,
говоря: "Как сказал Поэт...",
и затем читаю строку или две,
соответствующие моменту,
из моего собственного стихотворения.
Как звучат эти строки!
Какая глубина и гармония!
Мурашки бегут по моей спине.
"Да ведь это мои стихи!" - восклицаю я;
и, боже, что за звон раздаётся,
что за звон.

Я обожаю идеи,
которые исходят от моих стихов,
близкие мне идеи.
Мои идеи.
Иначе говоря,
я понимаю, о каком аде
твердят проклятые поэты.
"Да ведь я побывал там -
всё то же самое!.." - восклицаю я;
и, боже, что за выстрел это,
что за выстрел.

И эй!
Слова!
Вот это да!
Я едва сдерживаю себя.
"Да не оставит муза этого парня!" -
говорю я.
Только он один невесть откуда знает,
как бахнуть и грохнуть словом
и как отыскать в чаще слов
нужное слово.
"Да ты должно быть чертовски силён,
чтобы творить такое!" - восклицаю я
и чувствую биение сердца,
you know!





Журнальный зал

мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   
© 2005-2011 «Всемирная Литафиша»       о проекте  реклама  сотрудничество